Как верхний пост.

Веду воскресную школу в колонии строгого режима.
Постоянно нужны: книги, фильмы - на любых носителях. Буду благодарен всем, кто откликнется. Забрать могу сам, где скажете в пределах Екб. Содержание: лучше всего классика - и литературная и кинематографическая.
P.S. По результатам жизни в ЖЖ добавлю следующее: просьба о книгах  и фильмах - это не просьба о материальной помощи, это предложение вам возможности сделать доброе дело. Вы можете поучаствовать в нашей воскресной школе личным участием - прочесть лекцию. Особенно интересно, если вы историк, литератор, поэт, писатель, психолог, путешественник :)  Есть желание и возможность - пишите в личку.
Collapse )
котик

От "Студента" до Самарского знамени


     Какая всегда радость - новая книга стихов! Особенно такая. Дмитрия Ермолаева. У Димы с 1992 года поэтических книг не было. И вот - такой подарок на 50-летие от Игоря Опимаха.
    Книжица получилась не большая, но очень симпатичная. И новых стихов там в достатке. А уж старые - все, вся Димина классика - от "Холодного снега..." и "Ты красива до безобразия..." до "Никифора Фоки" и посвященного мне стихотворения про знамя Славянского хода. Публикую мои любимые.

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ

* * *
Холодный снег накрыл лотки с горячим хлебом,
И хлебопёки вдруг застыли в забытьи
И смотрят ласково в распахнутое небо
И шепчут грустные признания свои.
1993

ВОСПОМИНАНИЕ О СНЕГЕ
Пушистые падают хлопья,
Мне скоро исполнится три.
Я вышел во двор, не захлопнув
Тяжёлой, скрипучей двери.

Забыв о постели и доме,
Глазею на мир поутру
И снег, как игрушку, в ладони
С восторженным вздохом беру.

А все остальные забавы,
Что любим с ребятами мы,
Обычными кажутся, право,
Пред явственным чудом зимы.

Которое даже на запах
Исследую, словно во сне…
Сейчас здесь появится папа
И крепко достанется мне.
1995


* * *
Школьникам и школьницам
Ты красива до безобразия,
До безумия ты умна,
Место встречи – Земля, Евразия,
Парта первая от окна.Collapse )

Письмо Богу погибшего в бою солдата

"Слышишь ли ты меня Боже?
Еще никогда в жизни я не говорил с Тобою.
Но сегодня прими мой привет.
Тебе известно, как с раннего детства говорили мне, что Ты не существуешь. И я поверил. Красота творения Твоего не доходила до моего сознания.
Протянешь ли Ты мне руку? Познав Тебя, мое сердце наполнилось радостью.
В полночь мы вызваны к наступлению. Я же не боюсь. Ты видишь меня, Господи?
Слышу сигнал, что же, пора идти. Хорошо мне было с Тобой.
И еще хочу сказать: Ты знаешь, битва будет жестокая. Может быть этой ночью я постучусь к Тебе. Ты меня примешь, если я приду?
Мне кажется, что я плачу... Ты знаешь, Боже, что со мной произошло. Открылись мои глаза.
Прости меня Боже, я иду и наверное не вернусь.
Но вот какое чудо: я смерти больше не боюсь... "

Записал на слух из документального фильма "Поколение, уходящее в вечность..." (примерно 10 минута)

https://www.youtube.com/watch?v=4-EMX6vNU8A&t=624s

Характеристика России начала 20в от святителя Николая Японского.

дневниковые записи святителя Николая в период русско-японской войны 1904-1905 годов, где мы читаем правдиво-скорбные строки о становившейся уже тогда все менее христианской России:
«18/31 Июля 1904… Бьют нас японцы, ненавидят все народы.
Господь Бог, по-видимому, гнев Свой изливает на нас. Да и как иначе? За что бы нас любить и жаловать?
Дворянство наше веками развращалось крепостным правом и сделалось развратным до мозга костей.
Простой народ веками угнетался тем же крепостным состоянием и сделался невежественен и груб до последней степени; служилый класс и чиновничество жили взяточничеством и казнокрадством, и ныне во всех степенях служения – поголовное самое беспросветное казнокрадство везде, где только можно украсть.
Верхний класс – коллекция обезьян – подражателей и обожателей то Франции, то Англии, то Германии и всего прочего заграничного; духовенство, гнетомое бедностью, еле содержит катехизис – до развития ли ему христианских идеалов и освящения ими себя и других? <…>
И при всем том мы – самого высокого мнения о себе: мы только истинные христиане, у нас только настоящее просвещение, а там – мрак и гнилость; а сильны мы так, что шапками всех забросаем… Нет, недаром нынешние бедствия обрушиваются на Россию – сама она привлекла их на себя. Только сотвори, Господи Боже, чтобы это было наказующим жезлом Любви Твоей! Не дай, Господи, вконец расстроиться моему бедному Отечеству! Пощади и сохрани его!»
(
Николай-до. Святитель Николай Японский. Краткое жизнеописание. Выдержки из дневников. СПб.: Изд-во «Библиополис», 2001. С. 122-123).

Из материла:
https://pravoslavie.ru/44835.html


пс. Мне лично особенно про "коллекцию обезьян" понравилось.
котик

"Невидимые шрамы девяностых на каждом из ровесников моих..."


***
Как лайнер, севший в поле кукурузном,
Как судно наскочившее на мель,
Мы вышли из Советского Союза
В какую-то неведомую дверь.
Я помню, хоть была ещё ребёнком,
Тот день, когда стреляли в Белый дом.
Как мама развернулась на пороге:
"Сегодня в детский садик не идём...".
Collapse )
      На самом деле это стихотворение Даши Пиотровской примерно втрое длиннее. И автор мне пишет, что хочет его доработать в свете тех замечаний, что мы с Еленой Исаевой, Виталием Веникеевым и Львом Колбачевым высказали ей в Переделкине, на "Осиянке". А, по-моему, достаточно сократить. И вот она - Поэзия! Почти у каждого из моих сверстников, юность которых пришлась на эпоху перемен, слом великой державы, есть подобные стихи (у меня - несколько). Но вот, чтобы у тех, кто значительно моложе... Такое встречаю впервые. Спасибо, Даша. Живая боль в этих стихах звучит, неподдельная, пронзительная.

Это дети оравших в безумии: "Русские, вон!"

Хотел у братишки срепостить запись

Смейтесь, братья мои! Нам ли нынче стонать и сутулиться!


Но почему-то ЖЖ не дал. Скопирую. Классный стих.


ПЕТЕРБУРГ
На продрогшем перроне и пусто сегодня и гулко.
Милицейский наряд прошагал безучастный, как снег.
Точно так же глядел на меня, выходя на прогулку,
Насосавшийся крови двадцатый сдыхающий век.

Ах, ты память моя! Я прощаю, а ты не прощаешь,
Отпусти же меня, помоги мне обиду забыть,
Ничего не даёшь ты взамен, даже не обещаешь,
Кроме ветхозаветного — быть!

Славный выпал денёк, с ветерком, до костей пробирает.
Гололёдец такой — ну, совсем, как у Данте в аду…
Я всем мозгом спинным понимаю — меня забывает
Полусонный вагон, убывающий в Караганду.

Он забудет меня, одиноко ржавея на свалке,
Как забыли меня все, кому я тепло раздарил.
Здесь, в несломленном городе, люди блокадной закалки
Отогрели меня, когда жить уже не было сил.

Смейтесь, братья мои! Нам ли нынче стонать и сутулиться!
Смейтесь, сёстры мои, — вы затмили достойнейших жён!
Посмотрите в окно… Кто метёт и скребёт наши улицы!? —
Это дети оравших в безумии: "Русские, вон!"

  Владимир Шемшученко

Новый холл нашей школы

Пошел встречать дочку после уроков.
Мне, конечно уже говорили, что там "шикарный ремонт, просто дворец..."
Но все-таки:




Collapse )


P.S.
Телерепортаж, который мне скинули в комментах и обсуждение темы навели меня на следующее (даже не мысль, а ощущение):
- это те самые понты, которые дороже денег!
- это возможность "оторваться от души", шикануть так, чтобы было кайфно самому и завидно окружающим! Завидно не потому, что у тебя есть деньги, а завидно, что ты так можешь кайфануть не сдерживаясь :))
Не знаю, выразил ли мысль... Точне - не мысль, - ощущения ;))

Берегите детей

У троих моих хороших знакомых, которых я даже назову друзьями, сыновья попали в тюрьму по делам, связанным с наркотиками.
Один из этих друзей - доктор юридических наук, преподаватель.
Второй - священник.
Третий - полковник милиции на пенсии.
Причем у первого и второго сыновья попали в тюрьму уже дважды.
Можете не верить, но все мои друзья - честнейшие люди...

К чему это я?
- Скорее - информация к размышлению.

Берегите детей!!!

Стихи 1945го...

ДРУЗЬЯМ

Вы живы в памяти солдата,
Близки - с роднёю наравне -
Друзья, с которыми когда-то
Я побратался на войне

В краю, снарядами изрытом,
Мне на привале пел казах,
Как конь танцует под джигитом,
Как беркут замер в небесах.

Мы дружно хлопали в ладоши,
Когда грузин пускался в пляс.
В полях, засыпанных порошей,
Он вспоминал про свой Кавказ.

В его краю орёл не смеет
Подняться выше, чем Казбек.
На грудь горы, едва стемнеет,
Приходят тучи на ночлег...

А я рассказывал о Каме,
О крае белом от берез,
Где дорог каждый куст и камень
Тому, кто там когда-то рос.

Не слышал я разрыва мины,
Упал, землею оглушен.
Не важно - русским иль грузином
Я был от гибели спасен...

Мне не забыть под отчей крышей
Друзей, мужавших средь огня,
И глаз латышки, напоившей
Водой студеною меня.

Петров Михаил Петрович (1905-1955)