?

Log in

No account? Create an account
[sticky post]Как верхний пост.
maxim_korzhov
Веду воскресную школу в колонии строгого режима.
Постоянно нужны: книги, фильмы - на любых носителях. Буду благодарен всем, кто откликнется. Забрать могу сам, где скажете в пределах Екб. Содержание: лучше всего классика - и литературная и кинематографическая.
P.S. По результатам жизни в ЖЖ добавлю следующее: просьба о книгах  и фильмах - это не просьба о материальной помощи, это предложение вам возможности сделать доброе дело. Вы можете поучаствовать в нашей воскресной школе личным участием - прочесть лекцию. Особенно интересно, если вы историк, литератор, поэт, писатель, психолог, путешественник :)  Есть желание и возможность - пишите в личку.
О себеCollapse )

promo maxim_korzhov january 5, 2014 05:00 7
Buy for 100 tokens
Давно задумал написать пост о том, как человеку, никогда не читавшему Библию, все-таки с ней познакомиться. Идея такая появилась после многих споров с активной молодежью, которая с порога заявляет "да читали мы вашу Библию", сразу выдавая себя с головой - прочесть Библию невозможно. С…

Бэк ин Юэсэса...
maxim_korzhov

Недавно в соцсетях меня пытались довольно настойчиво убеждать, что в СССР не умели готовить ни армию, ни милицию и вообще силовые структуры ничего ничему не обучали.
Нашел старое фото кавказской командировки - Баку, 1989 год. Просто на фигуры ребят посмотрите. Не случайно тогда местные не верили, что мы милиция - "неее, вы не милиция, вы спецназ..." :))


[reposted post]Приближается День независимости и её столетие
Stary Kresowiak
stary_kresowiak
reposted by maxim_korzhov
 
 


      В восемнадцать лет впечатлительности и экзальтации – отбавляй. А в семнадцать, окунувшись в книги детства моей прабабушки, я оказался под невероятным впечатлением “Ночного смотра” Василия Андреевича Жуковского. Написанное в 1836 году стихотворение – свободный сокращенный перевод одноименной вещи немецкого поэта Йозефа Христиана фон Цедлица. В частности, читаем:ДальшеCollapse )

[reposted post]"Возможно, наследие Джойса, Толстого и Достоевского..."
котик
dmitry_korzhov
reposted by maxim_korzhov

"В Комитете по культуре и искусству Мурманской состоялось заседание Экспертного совета по грантам Губернатора Мурманской области на издание литературного наследия мурманских писателей (далее – гранты).
Гранты позволят поддержать авторов Мурманской области, продолжающих лучшие традиции отечественной литературы, а также будут способствовать комплектованию библиотечных фондов региона произведениями наших земляков.
В 2018 году на конкурс поступили заявки 5 соискателей.
Экспертный совет принял решение о выделении гранта Коржову Дмитрию Валерьевичу на издание романа-трилогии «Мурманцы», которая должна завершиться не позднее 25 декабря текущего года.
Размер гранта составит 500,0 тыс. рублей".
Ну что... Как-то вот так. Это очень приятно и почетно. Замечу, что рукопись, когда я сложил всех "Мурманцев" в одно, получилась длиной в миллион печатных знаков. И вот вам еще - отзыв на трилогию от прекрасной Марины Валентиновны Наумлюк:
"Роман- трилогия Дмитрия Валерьевича Коржова «Мурманцы» - знаковый для литературы и культуры Кольского Севера, поскольку в этом эпическом сочинении автор, возможно, впервые в региональной литературе раскрывает образ Мурманска как универсум, как воплощение судьбы поколений, осваивающих Север, живущих на Севере. Жанр романа приобретает глубину и многомерность благодаря тому, что писатель объединяет исторические, социальные характеристики эпохи, рисует множество персонажей, которые вместе представляют собирательный образ северянина – мурманчанина.
Создавая образ Мурманска, автор подчёркивает неповторимость его облика, он реконструирует исторические события, которые становятся частью повседневной жизни, искусно сочетает реальные факты с вымыслом. На страницах книги появляются поморы и саамы, приезжие, матросы, офицеры, участники конвоев, а рядом с ними поэт и журналист Симонов, адмирал Головко, лётчик – герой Сафонов, Хрущёв, Кастро, писатели и поэты из литературного объединения Мурманска.
По замыслу писателя, пятьдесят лет из столетней биографии Мурманска, ритм жизни города, события, судьбы персонажей дают представление о том, что Мурманск – не окраина, а одно из воплощений великой России.
Несомненной удачей Дмитрия Коржова является воссоздание своеобразной атмосферы жизни северного города. В каждом романе автор рисует карту Мурманска в движении, как освоение северного пространства, которое меняется на глазах: появляются новые стройки, улицы, новые памятники, первые троллейбусы, новые жители. В каждом романе трилогии есть и поэтический образ северного города. Каждый из романов обладает ярко выраженной языковой, стилистической, образной индивидуальностью.
Последняя часть «Город между морем и небом» раскрывает атмосферу 60-х годов глазами юного героя, что придаёт повествованию повышенную эмоциональность, романтичность. Позитивное восприятие жизни, герои как носители национального характера, обладающие нравственными чувствами, духовностью, редко встречаются в современной отечественной и западной словесности. В этой книге тематика повествования, изображение величественного Севера и города, выстроенного вопреки суровой природе, предполагает появление мужественных, равновеликих своим судьбам героев.
Хороший роман, считал Бахтин, вступает в диалог с разными культурными эпохами, создаёт поле для дискуссии о времени, о жизни человека в контексте прошлого и будущего. Культурный код трилогии «Мурманцы» обладает множеством смыслов. Автор воскрешает мир уходящей России, вспоминая имена Гумилёва, Вертинского, Скрябина, портретные черты главных героев навеяны образами Чехова, Тургенева, Бунина. Размышления о смысле жизни простого человека в эпоху исторических перемен навеяны внимательным прочтением книг Булгакова, Колбасьева, Федина, поэтов – эмигрантов. Карта Мурманска, подробная, в деталях, - возможно, наследие Джойса, а многоголосие – отражение уроков Толстого и Достоевского.
Вообще, трилогия Дмитрия Валерьевича Коржова, несмотря на то, что повествование заканчивается 60- ми годами ХХ века, остросовременна. В отечественном и западном литературоведении ХХ- ХХI веков широко используется понятие «текст города» как изображения знакового пространства, контекста культурного развития. Существуют лондонский, петербургский тексты, текст Венеции, созданные писателями разных эпох. Роман «Мурманцы» можно рассматривать как одно важных звеньев мурманского текста, а значит, его место в ряду книг С. Колбасьева, А. Подстаницкого, В. Тимофеева, Б. Романова, Н. Колычева, К. Симонова, В.Конецкого".

[reposted post]Новые "Мурманцы": сыграем?
котик
dmitry_korzhov
reposted by maxim_korzhov

     Хороший сюжет по "Арктик-ТВ" про "Мурманцев" и грант. Некоторые ошибочки есть, конечно, но, в целом, всё очень достойно. Может, поиграем? Кто по крайней мере две неточности найдёт, тому новую книгу с автографом!

Мой хеллоуин
maxim_korzhov






Вот... А теперь в духовку! Замечательное и очень полезное блюдо получается :))

[reposted post]Лесков и "Деспотизм либералов"
textoholism
wonderbull
reposted by maxim_korzhov

“Если ты не с нами, так ты подлец!” Держась такого принципа, наши либералы предписывают русскому обществу разом отречься от всего, во что оно верило и что срослось с его природой. Отвергайте авторитеты, не стремитесь к никаким идеалам, не имейте никакой религии (кроме тетрадок Фейербаха и Бюхнера), не стесняйтесь никакими нравственными обязательствами, смейтесь над браком, над симпатиями, над духовной чистотой, а не то вы “подлец”! Если вы обидитесь, что вас назовут подлецом, ну, так вдобавок вы еще “тупоумный глупец и дрянной пошляк”…

Тупоумными глупцами и дрянными пошляками они называют честных людей, которые не верят в пользу форсированных движений и признают незаконным навязывать обществу обязательства делать то, чего оно не хочет делать, потому что, вероятно, еще неспособное кое-чего делать.

Подлецами чествуются те, кто не отвергает человеческого права в лицах, не благоприятствующих видам либералов, кто чтит право всякого свободного убеждения и не оправдывает гнусных мер для достижения великих целей…

…марать всех людей несогласного с большинством направления за то только, что они не симпатизируют смешным штучкам и не увлекаются утопиями, — нечестно, и такая постановка в глазах всякого здравомыслящего человека ставит порицаемого выше порицателей. Живя преимущественно в своем довольно тесно очерченном кружке, наши журналисты упускают из вида публику, для которой они пишут, и тем в одно и то же время свидетельствуют и о собственной бестактности, и о своем неуважении к обществу, об интересах которого они столько печалятся. Если бы журналы прислушивались к общественному мнению, которое они должны выражать, то, может быть, многие убедились бы, что самое распространенное в русской журналистике направление не есть направление общества, и сознались бы, что навязывать его обществу значит деспотствовать над его развитием.

А еще столько толков о предоставлении нации самобытного развития!.. Где же цель-то? Ведь это все слова и слова, а на деле всякий, “кто не с нами, тот подлец”! Это предоставление самобытного развития? Это свобода мысли и совести? Это либерализм? Нет, это насилие французских монтаньяров, это грубое невежество русских раскольников поморского согласия, замирающих от злобы, что им “повольготнело, да и белокриницкие подняли носы”, тогда как им хотелось только одним поднять носы.

…У нас честность литератора еще часто определяется опасностью его тенденций. “У нас любят похвастаться: каким-де я опасным делом занимаюсь”, — …у нас смерть как любят этим похвастаться. Оно и в самом деле очень эффектно. Но что пользы, спрашиваем, во многих опасных занятиях? Что от них выигрывает или может выиграть общество? Ведь и фальшивую монету делать операция очень опасная, но что же за заслуга в этом деле?.. Нам дела нет, у кого в каком состоянии здоровье после того, когда он напишет то или другое. Мы возражаем на мысль, и справляться о здоровье нам некогда, да мы и не думаем, чтобы кому-нибудь уж очень нездоровилось. А если бы и действительно кому нездоровилось, то чем же мы этому причинны? Мы всем желаем самого цветущего здоровья и никому кукельвану не подмешиваем, а благо страны, по нашим понятиям, требует отклика на всякую мысль, с которою мы не согласны… Да и наконец, ведь не мы же в самом деле хотим чьей-нибудь лихой болести! Но не со всеми же нам соглашаться! Ну, например, если какой-нибудь мальчик напечатает какой-нибудь преполезный, по его ребяческому разуму, смешной и бессильный ультиматум, а кто-нибудь сочтет эту гиль опасною, и оттого положение сочинителя сделается действительно опасным, то неужели нам сочувствовать и ребяческим бредням только потому, что они изданы при опасных обстоятельствах? Ведь это было бы смешно, и наши читатели могли бы усомниться в здоровом состоянии нашего мозга!

Кто же из мало-мальски смыслящих людей поверит в силу каких-нибудь клочков, например, хоть той подпольной прессы, произведения которой преследуются полицией и легко могут сделаться причиною несчастий для своих производителей? Наше сердце обливается кровью, когда мы подумаем о семейных катастрофах, которые могут быть внесены в семьи энтузиастов, идущих с завязанными глазами к пропасти и не замечающих, что они одни идут к ней, а ближние и искренние стоят одалече… и из всего этого никому никакой пользы. Мы уверены, что неразумными увлечениями их руководят не корыстные побуждения, не черные страсти, и оттого большим грехом против своей совести считаем не просить тех, кто имеет уши, да слышат нашу мольбу о спасении этих энтузиастов, увлеченных прелестью опасных занятий. Мы просим всех и каждого сообщить тем, кто способен увлекаться прелестью этих занятий, что общество, приемлющее с улыбкой праздного любопытства плоды “опасных занятий”, смотрит на все опасное производство как на моду, как на фатовство. В прежнее время, говорят, люди известного сорта выражали свою удаль в том, что, постучав вечером в васисдас немецкого булочника, обрызгивали отворившую васисдас германскую персону из клистирной трубки, а нынче тот же разбор любителей небезопасных развлечений шутит другим образом — вот и все!

Мы просим также наших собратий, способных ставить интересы общества выше своих личных интересов, измерять заслуги издания не цифрою подписчиков, а степенью доверия к ним общества и пользою, которую они могут принести России, чтобы в нашей молодой литературе умер дух нетерпимости. Различие направлений в литературе — дело самое естественное, и оно выражает ее жизнь. Около 30-ти лет вся русская журналистика была одного направления, и было очень скверно. Теперь начинается партийность, выходят способные люди того и другого направления: дайте же им выговориться! Кто ошибается и кто прав — “толкач муку покажет”, но измените лозунг, дающий право обществу, которое вы поучаете гражданским добродетелям, засмеяться вам в глаза и сказать: врачу! исцелися сам! А потеряв кредит в обществе, подумайте: кому вы его отдадите? — злу и неправде, с которыми сражались, “и будет последняя вещь горче первой”. Между всеми нами нет ни одного человека, заподозрить неподкупность которого по литературной его деятельности было бы какое-нибудь основание; недостойно же нас ради острого словца, ради лозунга “кто не с нами, тот подлец”, марать нашу честную семью намеками и обвинениями, в которые нимало не верят те, кто их произносит, а те, кому еще лучше известна неподкупность литературы, смеются над ее бестактностью."

Н.С. Лесков, 1862.

За пополнение любимой рубрики спасибо dikiy_muzhyk.


[reposted post](no subject)
Читатель
crowdion
reposted by maxim_korzhov


Полыхают кусты и лесок
ярким пламенем первого холода.
Кто ответит за этот поджог,
разукрасивший улицы города?

Это осень вступила в права,
подморозив цветы и уныние?
Стала светлой моя голова,
и трава поседела от инея.

Нет, не осень, а розовый конь
с синеглазым божественным всадником
проскакал по округе. Огонь
полыхает по всем палисадникам.



[reposted post]«Подарите нам часть Северного флота!» - так говорили мурманчанам в Республике Сербской
котик
dmitry_korzhov
reposted by maxim_korzhov

     Это был сущий ужас, врагу не пожелаешь. Сначала два часа в очереди на сербско-боснийской границе, затем долгий путь почти в полной темноте. Изредка попадались небольшие города, а потом дорога ушла в горы и — тьма. Свет — только от фар наших автобусов. Добрались до нужного монастыря в районе одиннадцати, он тоже во тьме, но кое-где подсветка имелась, и было видно, какой он большой и красивый. Кое-как нашли ворота. Проникли с Ильей Виноградовым внутрь, пошли искать хоть кого-нибудь. А никого! Минут пятнадцать бродили по территории, нажимали на все кнопки — молчок. Тут еще и дождь пошел — не сильный, но неприятный. «А мы туда вообще попали?» - спрашиваю товарища. «Не знаю, я тут впервые...» - слышу в ответ. Его ирония успокаивает. Вернулись к воротам. Нет, все точно: монастырь Святого Николая в Озрене.
      И тут только послушалось из темноты:
- А-а-а, русы! А я вас чека!Read more...Collapse )
    Это мой материал о том, как Славянский ход Мурман - Черногория принимали в Боснии - его сегодня напечатал "Мурманский вестник". А вот какие милые журналисточки нас с Ильей Виноградовым там пытали. А переводил один из лучших сербских поэтов Зоран Костич - он в центре:

[reposted post]Соединяя два края мира
котик
dmitry_korzhov
reposted by maxim_korzhov

"Я уже писал про эту девочку и ее семью. Это была одна из самых ярких встреч Славянского хода Мурман - в городе Полски Трымбеш. Девочка - Марисвет-Лидия Красимирова (она на снимке слева), пела гамзатовских «Журавлей» очень пронзительно и чисто. По-русски! Оказалось, ее бабушка, Светлана Неманова, русская, а один из родственников, Михаил Петрович Кузьмин, воевал в Полярном, сержант, погиб под Печенгой в 1944-м. Больше ничего о его судьбе не было известно. А сейчас известно! Краевед и писатель Михаил Орешета отыскал место - братскую могилу, где он похоронен..."
Начало моего заключительного материала о Славянском ходе Мурман - Балканы-2018, который сегодня опубликовал "Мурманский вестник". Я тоже публикую, но еще и с видео Сергея Юдкова и Андрея Сычева.Read more...Collapse )